Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

манул

Петр Яковлевич Махлин

Петр Яковлевич Махлин

Петр Яковлевич Махлин, классический филолог, романист, лингвист, автор 13-и книг, более десятка научных и около сотни научно-популярных статей по языкознанию...

Posted by Юрий Финкель on 14 ноя 2018, 08:50

from Facebook
манул

наречие или прилагательное

Кто-нибудь из френдов разбирается в лингвистике? Есть вопрос. В фразе (из старой детской песни) "Вместе весело шагать по просторам" слово "весело" - это наречие или краткая форма прилагательного среднего рода?

Вопрос задаю в контексте внезапно разгоревшейся языковой дискуссии (в закрытой рассылке), касающейся, собственно, аналогичной конструкции в эсперанто (xxx-i estas yyy-e). Но я подозреваю, что в эсперанто она пришла именно из русского. Оппонент утверждает, что ни в одном языке (кроме, возможно, русского) в такой конструкции не используется наречие, а используется прилагательное, из чего он делает вывод, что соответствущее правило в эсперанто - результат недоразумения, и по его логике надо говорить "xxx-i estas yyy-a". Я в любом случае считаю, что правило, установленное ещё самим Заменгофом, менять не стоит, даже если оно как-то противоречит какой-то там логике (всё равно нужно следовать устоявшейся норме), но хотелось бы понять, насколько верна его аргументация.
Лосяш: феноменально!

рукопись Войнича

Давно интересуюсь «рукописью Войнича» (вики, лурк). Лично я склоняюсь к гипотезе искусственного «философского языка» (тема знакома мне из интерлингвистики), что, на мой взгляд, объясняет лингвистические странности (включая подчинение закону Ципфа). Хотя странностей там хватает и не лингвистических.
манул

урок 4

Несколько выражений вежливости.

Saluton! — Здравствуй(те)! Дословно это означает «привет» в винительном падеже: saluto — привет, приветствие, saluti — приветствовать, здороваться. Т.е. фактически это сокращение от «я шлю вам (кого? что?) своё приветствие».

Bonan matenon! Bonan tagon! Bonan vesperon! Bonan nokton! - Доброе утро, добрый день, добрый вечер, спокойной ночи. Точнее, дословно «доброго (хорошего) утра», «доброго дня», «доброго вечера», потому что здесь тоже винительный падеж. Здесь такое же сокращение от фразы «я желаю вам доброго дня». Mateno — утро, tago — день, vespero — вечер, nokto — ночь. (К слову, соответствующие прилагательные: matena — утренний, taga — дневной, vespera — вечерний, nokta — ночной).

Adiaŭ! — Прощай(те)! Это неизменяемое восклицательное слово. От него образуется глагол adiaŭi [адиАўи] — прощаться.

Ĝis revido! — До свидания! (дословно). Можно сказать и Ĝis morgaŭ! 'До завтра!' (если встреча будет именно завтра). Разговорный вариант: Ĝis baldaŭ! — До скорого! И наиболее разговорный — просто Ĝis! 'Пока!'

Bonvolu — пожалуйста. Дословно это означает «соблаговолите»: bona — хороший, voli — хотеть, изъявлять волю (соответственно, volo — воля). Обратите внимание на окончание -u. Это окончание повелительного наклонения глагола. Faru! — делай(те)! При этом повелительное наклонение может использоваться не только во втором лице: Ni kantu! 'Давайте петь!' или 'Споём!' Li diru! 'Пусть он скажет!' и т.д. Возвращаясь к bonvolu: поскольку это повелительная форма глагола, то следующий за ней глагол должен стоять в неопределённой форме (инфинитиве): bonvolu legi 'пожалуйста, читайте' (дословно «соблаговолите читать»). Как альтернативу можно использовать выражение mi petas '(я) прошу': legu, mi petas 'читайте, пожалуйста' (дословно «читайте, прошу (вас)»). Здесь сам глагол, выражающий желаемое действие, должен стоять в повелительной форме, как и в русском.

Dankon! — Спасибо! Здесь тот же способ с винительным падежом, как и выше. Danki — благодарить, danko — благодарность. Т.е. это сокращение от «я выражаю вам (кого? что?) мою благодарность».

В ответ на «спасибо» обычно говорят ne dankinde — дословно «не стоит благодарности» (смысл тот же, как в нашем выражении «не за что»). Позже мы разберём это слово детальнее. «Bonvolu» в ответ на «dankon» не говорят.

Bonan apetiton! — Приятного аппетита!

Bonvenon! — Добро пожаловать! (Дословно «хорошего прибытия»: veni — приходить, прибывать, veno — прибытие). Как видим, в эсперанто легко образуются слова из нескольких корней. Далее мы уделим большое внимание эсперантскому словообразованию.

Теперь перейдём к наречиям. Наречие — это часть речи, отвечающая на вопросы «как?», «где?», «куда?», «когда?». Мы уже встречали несколько непроизводных (т.е. не образованных от других частей речи) эсперантских наречий: hodiaŭ, hieraŭ, morgaŭ, nun. К ним можно добавить ещё baldaŭ 'скоро, вскорости' (отвечает на вопрос «когда?»). Можно заметить, что большая часть их оканчивается на -aŭ, но это не окончание, а часть корня. Непроизводные наречия не имеют окончаний. Если же добавить к ним окончания, то можно образовать от них прилагательные или существительные: nun — nuna 'нынешний' — nuno 'настоящий момент'. Или hodiaŭ — hodaŭa [hодиАўа] 'сегодняшний' — hodiaŭo [hодиАўо] 'сегодняшний день'.

Гораздо больше в эсперанто производных наречий, образованных от других частей речи. Производные наречия имеют окончание -e: bona 'хороший' — bone 'хорошо', bela 'красивый' — bele 'красиво', tago 'день' — tage 'днём', nokto 'ночь' — nokte 'ночью'. А также hejmo '(родной) дом' — hejme 'дома'. Hejme estas bone 'дома хорошо'. Vi bone legas 'ты хорошо читаешь' или 'вы хорошо читаете'. Varma 'тёплый' (а также varmo — тепло (существительное)) — varme 'тепло' (наречие): Hodiaŭ estas varme 'сегодня тепло'.

Если производное наречие отвечает на вопрос «куда?», то к окончанию -e добавляется ещё окончание винительного падежа -n, которое указывает направление так же, как и у существительных и прилагательных: hejmen 'домой'. Mi iras hejmen 'я иду домой'. (С формальной точки зрения грамматики нельзя сказать, что наречие имеет винительный падеж — наречия не могут иметь падежей, но просто есть вот такая особенность: производное наречие, выражающее направление, оканчивается на -en). Dekstre 'справа' — dekstren 'направо', supre 'сверху, вверху' (от supra 'верхний') — supren 'наверх, вверх'.

Ещё немного о словообразовании. В эсперанто имеется развитая система приставок и суффиксов, с которой мы будем постепенно знакомиться. Для начала возьмём одну из самых, вероятно, главных приставок, особенно важную для прилагательных и наречий. Приставка mal- означает прямую противоположность: bona 'хороший' — malbona 'плохой' (соотвественно, bono 'добро', malbono 'зло'), bela 'красивый' — malbela 'некрасивый, уродливый', granda 'большой' — malgranda 'маленький', dika 'толстый' — maldika 'тонкий, худой', juna 'молодой' — maljuna 'старый' (о возрасте), nova 'новый' — malnova 'старый' (о вещи, например, или в выражении malnova amiko — старый друг), alta 'высокий' — malalta 'низкий', dekstrе 'справа' — maldekstre 'слева', varma 'тёплый' — malvarma 'холодный', supre 'вверху' — malsupre 'внизу'. Таким образом, большинство антонимов, которые в других языках нужно заучивать парами, в эсперанто требуют запоминания вдвое меньшей информации.

Эта приставка может применяться и к другим частям речи: ami 'любить' — malami 'ненавидеть' (соответственно, amo 'любовь' — malamo 'ненависть'), amiko 'друг' — malamiko 'враг', vero 'правда, истина' — malvero 'ложь' (соответственно, vera 'истинный, верный' — malvera 'ложный'), levi 'поднимать' — mallevi 'опускать'.

Отрицательная частица ne тоже может служить приставкой, но она означает именно отрицание, а не прямую противоположность: nebona 'нехороший' — malbona 'плохой', nealta 'невысокий' — malalta 'низкий'. Есть отличие в смысле, такое же, как и в русском языке (хотя в некоторых случаях смысл слов с ne- и mal- бывает очень близок).

Наречия и прилагательные имеют степени сравнения:
bela 'красивый' — pli bela 'более красивый' — plej bela 'самый красивый, красивейший'
bele 'красиво' — pli bele 'красивее' — plej bele 'красивее всех'.
Т.е. pli означает «более», plej — «самый». Это наречия, и к ним тоже можно применить приставку mal-:
dika 'толстый' — malpli dika 'менее толстый' — malplej dika 'наименее толстый'.
Конечно, можно сказать и pli maldika 'более тонкий', plej maldika 'самый тонкий' — это почти то же самое, но есть некоторый смысловой нюанс, такой же, как и в русском.

К слову, обратите внимание на ударение в словах malpli [мАльпли] и malplej [мАльплей] — почему-то многие в этих словах ошибаются, хотя всё строго по правилу: ударение на предпоследнем слоге (в эсперанто нет исключений!). И ещё: есть устойчивое выражение pli-malpli [пли-мАльпли] 'более-менее'. Ĉu la libro estis interesa? Pli-malpli.

Если plej употребляется с прилагательным, то чаще всего к нему добавляется определённый артикль, потому что если речь идёт о чём-то самом-самом, то оно скорее всего единственное, уникальное: la plej interesa libro. Но в случае наречия никакого артикля не может быть, разумеется.

При сравнении часто используется союз ol 'чем': Mia libro estas pli interesa, ol via 'моя книга интереснее, чем твоя'. Hodiaŭ estas pli varme, ol hieraŭ 'сегодня теплее, чем вчера'. Li estas pli alta, ol ŝi 'он выше её'.

С превосходной степенью сравнения (plej) иногда используется предлог el 'из': Li estas plej alta el ni 'он самый высокий из нас'.

Кстати, el имеет те же значения, что и соответствующий русский предлог, и может также использоваться в качестве приставки: Li eliris el domo 'он вышел из дома' (iri — идти, eliri — выходить, выйти). Между прочим, такое «удвоение» предлога и приставки (eliri el) — довольно частое явление в эсперанто.
Лосяш: феноменально!

роль и рулон

Досмотрел сегодня последний (из 16) урок испанского и попутно сделал для себя открытие. Там в прошлых уроках преподаватель давал испанское слово "роль" - papel. Я недоумевал - что за слово такое? Подозрительно похоже на слово "бумага" в разных языках (на эсперанто papero, на остальных языках просто лень сейчас искать точные формы (и да, это от папируса растёт)). А сегодня заглянул-таки в словарь (раньше опять-таки лень было). Действительно, первое значение - бумага, второе - роль. Ладно, думаю, а нет ли синонимов? И действительно, русско-испанский словарь даёт два слова: papel и - сюрприз - rol. Дальше смотрю слово rol в испанско-русском словаре. Первое значение - список, второе - рулон, свиток, и третье - роль.

Так от же ж оно чё! Раньше роль со свитка читали. Вот же откуда это слово происходит! Роль, roll, рулон, rulaĵo и т.п. и т.д.

Раньше никогда не задумывался. Как Журден :)
ŭ

о слове "классовая борьба" на эсперанто (чисто в лингвистическом аспекте)

Я, честно говоря, не помню, поднимал ли я этот вопрос ранее, но меня давно мучает загадка: какого чёрта в эсперанто «классовая борьба» обозначается словом «klasbatalo», а не «klaslukto»? (Для неэсперантистов: batalo — битва, сражение, lukto — борьба). Ведь по-немецки Klassenkampf, по-английски class struggle, по-французски lutte des classes, и т. д. — везде «борьба», а не «битва». Да и по логике понятия: классовая борьба может принимать разные формы, и далеко не всегда представляет собой открытое противостояние, тем более вооружённое (что подразумевает «битва»).


Определение слов в Reta Vortaro ещё более запутывает (в PIV аналогично):

batali (сражаться, биться, драться)
1. Peni por venki iun atakante aŭ defendante, precipe en milito (стараться победить кого-л. атакуя или защищаясь, гл. обр. в войне)
2. Peni por superi aŭ forigi kontraŭaĵon (стараться преодолеть или устранить противную сторону)
3. Ataki aŭ defendi per spiritaj armiloj (атаковать или защищаться духовными средствами)

lukti (бороться)
1. Korpe batali kontraŭ iu (телесно биться против кого-л.)
2. Peni, klopodi por venki malhelpon aŭ atingi malfacilan rezulton (стараться победить затруднение или достигнуть трудного результата)

Однако lukto почему-то только
Iu el la sportoj en kiuj praktikanto penas sub difinitaj reguloj teren renversi aŭ senmovigi la kontraŭulon.
(один из видов спорта и т.д.)


Может быть, этот термин образовался под влиянием заменгофовского выражения (приведённого в PIV) «batalo por ekzisto» (досл. «битва за существование», хотя по-русски, да и в других языках, обычно говорят именно «борьба за существование»). Мне кажется, что это просто ошибка (оговорка, описка) Заменгофа.

Может быть, советские эсперантисты 1920-х годов и их западные левые товарищи хотели быть как можно более ррреволюционными и выбрали наиболее «боевой» вариант (что не отменяет его терминологической неверности).

Других гипотез у меня нет.

К сожалению, в эсперанто действует тот же закон, что и в «естественных» языках: люди подхватывают часто употребляемое выражение и оно укореняется в языке, даже если оно нелогично.

Ясное дело, что в своих переводах я использовал укоренившийся термин «klasbatalo», т.к. сейчас уже ничего не изменишь. Но всё же прояснить вопрос, откуда это взялось, не помешало бы.

Та же история была с компьютерным термином «alklaki» («щёлкнуть (мышкой) на чём-л.»), в котором я считал и считаю элемент «al-» совершенно ошибочным (по-моему, правильнее «sur-»). Более того, я, можно сказать, присутствовал при его рождении (насколько я помню, его запустил небезызвестный Simono Pejno), но в тот момент я не считал себя достаточно компетентным, чтобы возражать, а когда я через несколько лет всё же поднял этот вопрос, было уже поздно — все подхватили этот термин, он вошёл в словари, так что поезд уже ушёл.

Что скажут уважаемые академики :) (числом одна штука у меня во френдах) и прочие зубры?
Пин: компрессия!

стоимость или ценность? (лингвистический аспект)

Мои размышления над лингвистическим аспектом перевода слова Wert на русский в политэкономическом контексте. Прошу заметить, что никаких политэкономических выводов я из лингвистических тонкостей делать не собираюсь. Этот пост — только о языковых аспектах.


Известно, что то, что мы по-русски называем политэкономическим термином «стоимость», у Маркса по-немецки называется «Wert». Некоторые переводят этот термин как «ценность». Как же правильнее с лингвистической точки зрения?

Проблема в том, что в немецком есть три слова: Preis, Kosten, Wert (в английском им соответствуют price, cost, value, в эсперанто — prezo, kosto, valoro). Preis/price/prezo означает собственно продажную цену, Kosten/cost/kosto — расходы на производство или приобретение чего-то (по русски «стоимость» в смысле «сколько стоит?», «во что обходится?») А вот Wert/value/valoro само по себе означает «значение», «значимость», «важность» — что-то в этом роде. Но если перевести именно так, то по-русски будет непонятно, какое отношение это слово имеет к экономическим вопросам. Поэтому русские переводчики всё время колебались между «стоимостью» и «ценностью», которые на самом деле не полностью передают смысл исходного слова, т.к. в оригинале это нечто третье.

«Стоимость» в русском, пожалуй, соответствует словам Kosten/cost/kosto, т.е. имеет смысл расходов, затрат. Отчасти это имеет смысл для марксистского понимания понятия Wert/value/valoro, т.к. оно имеет смысл затрат общественно-необходимого рабочего времени для производства товара. При этом приверженцы (лженаучной) теории предельной полезности принципиально переводят это слово как «ценность», потому что для них это понятие определяется лишь («предельной») полезностью товара, т.е. только с точки зрения потребления, а не производства. Хотя слова Preis/price/prezo, в отличие от русского «цена» не имеют оттенка важности, ценности.

Но и с марксистской точки зрения «ценность» можно обосновать, т.к. Wert определяет цену. Кроме того, есть ведь ещё понятие «потребительская стоимость», и вот здесь-то как раз больше подошло бы слово «ценность» («значимость для потребителя»).

Но поскольку в оригинале и для стоимости, и для потребительской стоимости» употребляется одно и то же существительное Wert, то при переводе приходится выбирать — либо «стоимость», либо «ценность» в обоих случаях.

В общем, мне кажется, что оба перевода — и «стоимость», и «ценность» — одинаково неточно передают смысл термина.

Однако терминология — это такая штука, что термины приобретают своё собственное значение, далеко уходящее от этимологии. В конце концов, в современной физике говорят о «цветных» и «очарованных» (charmed) кварках, вовсе не имея в виду ни цвет, ни чары. Поэтому, если уж в русской политэкономической терминологии устоялся термин «стоимость», то нет смысла что-то менять.