?

Log in

No account? Create an account

Дневник ur'а

Segui il tuo corso, e lascia dir le genti!

Previous Entry Поделиться Next Entry
А. Козинг. Восхождение и гибель реального социализма. 8.4
манул
yury_finkel

8.4. Субъективизм и волюнтаризм

В политике ВКП(б)-КПСС были широко распространены субъективизм и волюнтаризм, внесшие заметный вклад в гибель социализма.

Что означал субъективизм? В нём проявлялась роль субъекта и субъективности в практической деятельности, а в основном отношение личностей и т. п. к объективным обстоятельствам и условиям их деятельности.

Согласно диалектико-материалистическому пониманию между субъектом и объектом всегда существует сложное и многоуровневое взаимодействие. Действующий субъект со своими способностями и познаниями, такой как индивидуум, группа, класс или партия прежде всего сам является элементом объективно-реального материального мира, а именно элементом общества, которое в свою очередь связано с природой. Активная деятельность субъекта стремится теоретически и практически присвоить себе этот объективный природный и общественный мир, познать его и изменить и преобразовать в соответствии со своими потребностями. Таким образом субъективное — а именно планы, цели, намерения действующих субъектов — превращается в объективное, поскольку практическая деятельность изменяет природу и общество.

Целью практической политики установления социалистического общества является изменение и преобразование объективно данного общества через деятельность субъектов согласно поставленным политическим и общественным целям рабочего класса и его партии таким образом, чтобы оно приближалось к идеалам социализма, всё больше соответствуя им. Успешная политика, следовательно, возможна только в том случае, если действующий субъект (или субъекты) при этом исходит (исходят) из объективных условий, а значит, обладает сколь возможно достоверными знаниями о них, то есть о реальном экономическом состоянии общества, о его внутренних и внешних отношениях, о закономерностях его развития и о возможностях, вытекающих из них.

Но если действующий субъект лишь в недостаточной степени знает эти объективные условия, оценивает их неверно, игнорирует их полностью или частично и переоценивает свои собственные силы и способности, и потому считает, что его сознательное намерение и его сильная воля способна преодолеть все препятствия, то он не имеет успеха и не способен достичь поставленных целей. Вера движет горы разве что только в воображении, во всяком случае — не в реальности. В реальности это называют принятием желаемого за действительное. Или, используя научный термин, субъективизмом; это — недопустимая абсолютизация человеческой силы воли. И это очень часто приводило к недостаточно продуманным и необоснованным решениям и самоуправству.

Субъективизм и волюнтаризм Сталина, выпячивавшие важность воли, показали свою безответственность и имели серьёзные последствия, о чём уже было написано выше.

Никто всерьёз не отрицает, что в Советском Союзе были сделаны гигантские достижения. Однако необходимо задать себе вопрос: почему такое великое свершение не стало долговременным и после огромного испытания Второй мировой войны через немногие десятилетия потеряло свои возможности к развитию и движущие силы, попало в состояние застоя и кризиса и в конце концов погибло.

Субъективизм царил не только в практической политике, но и в теоретическом мышлении и в общественном сознании. Какую первичную причину имел тот факт, что развитие Советского Союза и практически всех остальных социалистических стран было столь сильно отмечено субъективизмом и волюнтаризмом? При честном ответе на этот вопрос мы неизбежно сталкиваемся с «принципом руководящей роли партии». Его перенос из ограниченной области теории партии на государство и на всё общество стал теоретической и практической основой для возникновения системы власти, руководства и планирования, в которой из-за приоритета политики субъективизм и волюнтаризм получили столь большие возможности для влияния.

Неверно понимаемый тезис приоритета политики привёл к тому, что построение и формирование социалистического общества формулировалось как решение партийного руководства — политбюро — и после этого становилось обязательным руководством к действию для исполнительных органов государства. Однако общество является комплексной динамической системой, которой нельзя «управлять» так просто. Политическое решение может сформулировать общие политические цели, однако этого не достаточно для того, чтобы успешно проводить и формировать это развитие. И эти планы не должны быть догмами, а должны оставлять пространство для действий, чтобы иметь возможность гибко и с помощью необходимых поправок реагировать на существенные изменения.

И именно это было невозможно в такой догматической системе власти, планирования и руководства, поскольку решение о всяком существенном изменении должно было приниматься партийным руководством, а соответствующие государственные органы не имели права действовать под собственную ответственность в соответствии с необходимостью. Даже если государственные органы выдвигали предложения изменений, эти предложения чаще всего не имели никаких шансов на принятие, если они противоречили партийным решениям, и, что было особо предательским и контрпродуктивным, в таких случаях публично обвинялись в «нападках» на генерального секретаря и на его мудрое руководство.

Так происходило не только в Советском Союзе, но и в целом в остальных социалистических странах, даже когда они уже в различных отношениях удалялись от советской модели социализма, например, в ГДР. Президент Государственной плановой комиссии ГДР Герхард Шюрер, а также его заместитель Зигфрид Венцель приводят весьма поучительные примеры этого1. В своих воспоминаниях они на конкретных примерах показывают, какие негативные последствия вызывало хотя бы нарушение закона стоимости при определении цен, что субъективистски игнорировалось. Логично аргументированные исправления, например, субсидий всегда встречали отказ и отвергались политическими аргументами2.

«Руководящая роль партии» со своим неверно понимаемым «приоритетом политики» была именно догмой «марксизма-ленинизма», не будучи при этом марксистской концепцией. Государственные органы в этой политической системе безусловно подчинялись инструкциям партии. Поэтому верно утверждение, что субъективизм и волюнтаризм были основными недостатками советской модели социализма. Их последствия сыграли совершенно решающую роль в отклонениях, приведших к гибели социализма.


1Gerhard Schürer. Gewagt und verloren…, указ. соч., с. 234. Siegfried Wenzel. Was war die DDR wert? [Сколько стоила ГДР?], Берлин, 2015. См. там в основном главу III: Zu einigen Fragen des Gesellschafts- und Wirtschaftssystems der DDR [О некоторых вопросах общественной и экономической системы ГДР], с. 223 и сл.
2Gerhard Schürer. Gewagt und verloren…, указ. соч., с. 249–259.