?

Log in

No account? Create an account

Дневник ur'а

Segui il tuo corso, e lascia dir le genti!

Previous Entry Поделиться Next Entry
А. Козинг. Взлёт и падение реального социализма. 7.1
манул
yury_finkel

Глава 7. Социализм ГДР как возможный путь?

7.1. Социализм как цель немецкого рабочего движения

Всем, кто считает, что социализм был всего лишь принесён в Германию советской армией, нужно напомнить, что установление социалистического общества уже давно было заявлено целью немецкого рабочего движения. Ещё старая революционная социал-демократия, начиная со своего основания Лассалем, Либкнехтом и Бебелем, боролась за завоевание политической власти, чтобы иметь возможность установить социалистическое общество. Это было недвусмысленно сформулировано в Эрфуртской программе 1890 г., основывавшейся на марксистском фундаменте. Однако вопрос, в какие сроки и какими средствами должна быть достигнута эта цель, вскоре стал темой дискуссий и теоретических споров.

В споре о ревизионизме между Эдуардом Бернштейном и «ортодоксальными марксистами» с Карлом Каутским во главе около 1900 г. внутри социал-демократии возникло разделение, из-за которого появились различные крылья. Прежде всего в связи с влиянием первой русской революции 1905 г. возникли принципиальные разногласия между революционными и социал-реформистскими силами. При этом проявилось растущее влияние оппортунизма и реформизма в партийной верхушке и в парламентской фракции Социал-демократической партии Германии (СДПГ), и цель завоевания политической власти для установления социалистического общества ушла на второй план.

В 1914 г., когда разразилась империалистическая война, произошёл переход руководства СДПГ и её парламентской фракции на сторону кайзеровского правительства под националистическим лозунгом защиты отечества, хотя международная социал-демократия ещё на своём Базельском конгрессе в 1912 г. приняла решение, что долг социалистов — бороться против грозящей войны, и в случае, если она всё же разразится, направить борьбу против поджигателей войны в собственной стране. Очевидное предательство в начале мировой войны показало, что это руководство социал-демократии уже только формально сохраняло социалистическую цель, в то время как массы социал-демократических членов и сочувствующих были гораздо больше привязаны к ней.

В немецкой Ноябрьской революции 1918 г. стихийные социалистические стремления рабочего класса были настолько сильны, что реформистское руководство СДПГ было вынуждено успокаивать и обманывать массы социалистическими лозунгами вроде «Социализм идёт!»

Хотя при окончании войны возникла революционная ситуация, в которой имелись такие объективные, а отчасти и субъективные условия для завоевания политической власти (готовность значительной части рабочего класса, общая усталость от войны и возмущение населения, распад имперской государственной власти, переход больших частей армии и флота на сторону революции), революционное движение не возымело успеха. Оно не могло победить, так как отсутствовало решающее субъективное условие: сильная революционная партия, которая должна была бы взять на себя руководство революцией.

Оппортунистические вожди социал-демократии не только давно оставили социалистическую цель, но и были готовы препятствовать революционному подъёму масс сотрудничеством с буржуазными и аристократическими силами, если нужно, даже спасать монархию1. Вожди Независимой Социал-демократической партии (НСДПГ), отделившейся от СДПГ, были слишком нерешительны, а только что образованная Коммунистическая партия ещё не обладала необходимым влиянием на массы. Их главные вожди Карл Либкнехт и Роза Люксембург сразу после основания партии были убиты реакцией, так что укрепление КПГ было затруднительным. Теперь оказался катастрофическим тот факт, что перед началом Первой мировой войны революционные силы в СДПГ не вели последовательную борьбу до полного отделения от реформистских сил и поэтому не основали уже тогда независимую революционную социалистическую партию.

В возникшем в 1923 г. революционном кризисе также продолжали отсутствовать решающие условия для победы социалистической революции, так как в руководстве молодой Коммунистической партии не было единой линии, так что сражения окончились поражением.

Фиксация стратегии борьбы коммунистических партий в общей схеме Исполкомом Коминтерна (ИККИ) затруднила для отдельных партий необходимый учёт в своей политике соответствующих национальных условий и их особенностей. Вследствие этого метода КПГ связала цель социалистического общества напрямую с установлением диктатуры пролетариата в советской форме и выдвинула лозунг «Советской республики Германия». Это была тактическая ошибка, которая затруднила завоевание широкого большинства для социалистической цели. Хотя влияние КПГ на массы в 1920-х и в начале 1930-х гг. заметно возросло, большая часть рабочего класса и мелкобуржуазных слоёв и далее предпочитала идти за социал-демократами, а не за КПГ. С СДПГ они чувствовали себя связанными с долгой традицией. Сильное раздражение против коммунистов, предательски возбуждаемое правым руководством СДПГ, не осталось без результата, и это может объяснить, почему социализм как германская советская республика не был способен завоевать большинство. Тот факт, что русское слово совет означает ничто иное, как совещание и что выборы советов — это глубоко демократический институт, исчез под клеветническими атаками.

Но независимо от антикоммунизма социал-демократических вождей, СДПГ по своей классовой базе продолжала оставаться рабочей партией, хотя она и имела оппортунистическое и обуржуазившееся руководство. Но несмотря на внутренние противоречия и идеологические и политические различия между двумя течениями рабочего движения должно было быть ясно, что в Германии реалистический путь к победе социализма мог вести только через взаимопонимание и сотрудничество с социал-демократией или по крайней мере с большими частями этой партии, а вовсе не через её политическое устранение и «разгром», которого требовал Сталин. Большие части социал-демократически организованного рабочего класса по традиции продолжали настаивать на цели установления социалистического общества, из-за чего социал-демократическое руководство зачастую было вынуждено демагогически использовать социалистические лозунги.

Понимание, что сотрудничество двух рабочих партий необходимо для достижения этой цели, выразилось в попытках КПГ создать единый фронт снизу. Однако сталинистские теория и политика, оценивавшие социал-демократию как «правое крыло фашизма» или как «брата-близнеца фашизма», не только сделали это «низовое единство действий» достаточно иллюзорным, но и оказывали дезориентирующее влияние на политику КПГ.

Одним из следствий этой полностью неверной линии была, во-первых, недооценка фашизма и его угрозы, а во-вторых, препятствование возможному единству действий КПГ и СДПГ для защиты от фашистской угрозы. Она нависла как над КПГ, так и над СДПГ, поскольку они обе преследовались гитлеровским фашизмом как ветви «еврейского марксизма».

Серьёзный анализ изменений, происходивших тогда в классовых отношениях капиталистического общества в Германии перед лицом углубляющегося кризиса, должен был бы показать, что правящие круги германской крупной буржуазии для стабилизации капиталистической системы больше не хотели использовать руководство СДПГ, так как это к тому времени казалось слишком небезопасным. Они уже ориентировались на фашистскую диктатуру. Это развитие изменило также положение и роль социал-демократии, так как она сама становилась теперь с неизбежностью такой же жертвой фашистской угрозы, как и КПГ2.

Эта догматически навязанная Сталиным политика с одной стороны, а с другой также упрямый антикоммунизм правого руководства социал-демократии не допустили взаимопонимания по совместной защите от фашизма и в результате привели к катастрофическому поражению всего германского рабочего движения.

Передача государственной власти Гитлеру, которого реакционный президент назначил канцлером, открыло все двери фашистскому террору. Германский монополистический и финансовый капитал, который финансировал гитлеровскую партию НСДАП и привёл её к власти, считал, что благодаря этому он правит обществом так, что завоевательные планы, потерпевшие фиаско в мировой войне, теперь вновь можно развивать и реализовывать. Это толкнуло Германию во Вторую мировую войну, которая закончилась не только новым поражением, но и национальной катастрофой, гибелью фашистского государства и военной оккупацией Германии победившими силами союзников.

Это сильно отдалило цель социализма в Германии, так как дальнейшая судьба Германии была неопределённой, поскольку она теперь зависела от решений победивших держав.

Во времена после установления фашистского правления оба течения германского рабочего движения пытались переварить опыт разгрома и сделать из него серьёзные выводы. После довольно долгих споров VII Всемирный конгресс Коммунистического Интернационала в 1935 г. исправил неверную политическую стратегию, которая была основана по сути на абсурдной сталинской оценке социал-демократии.

На основе решений этого конгресса КПГ на своей Брюссельской конференции (которая происходила в октябре 1935 г. под Москвой) выполнила критический и самокритический анализ своей политики и выработала линию борьбы против фашизма, которая требовала тесного сотрудничества со всеми антифашистскими силами. Хотя не все ошибки предшествующей политики КПГ можно было исправить без остатка, новая политическая линия подготовила путь к единству действий с социал-демократами в борьбе против фашизма. Хотя это сотрудничество и не осуществлялось на центральном уровне эмигрировавших партийных руководств, оно привело к многообразным совместным действиям в самой фашистской Германии.

В руководстве социал-демократии также после довольно долгих споров были сделаны серьёзные выводы из поражения, так что теперь возможность сближения и сотрудничества с КПГ возросла. Но антикоммунистические опасения продолжали оставаться у части социал-демократических руководителей, так что сотрудничество происходило лишь частично.

Борьба за социализм в Германии, таким образом, имела более долгую предысторию, в которой из-за развития и раскола рабочего движения возникали сложные проблемы, которые нельзя было решить по различным причинам, и которые после освобождения от фашизма вновь актуализировались.


1Подробное описание поведения вождей социал-демократии с источниками имеется в работе Heinz Niemann: Geschischte der deutschen Sozialdemokratie 1914–1945, в главе «Die Sozialdemokratie in der Novemberrevolution», Берлин, 2013, с. 78 и сл.
2См. об этом Heinz Nieman: Geschichte der deutschen Sozialdemorkatie…, указ. соч.