?

Log in

No account? Create an account

Дневник ur'а

Segui il tuo corso, e lascia dir le genti!

Previous Entry Поделиться Next Entry
Пальмиро Тольятти. Памятная записка.
манул
yury_finkel

Для перевода мне потребовалось найти текст памятной записки Пальмиро Тольятти, написанной им для встречи с Хрущёвым (встреча не состоялась из-за внезапной смерти Тольятти). Оказалось, что в интернете в открытом доступе нет её текста на русском языке. Она была опубликована в «Правде» 10 сентября 1964, и мне удалось-таки найти её текст. Публикую его здесь для всеобщего удобства, в таком виде, как он был напечатан в «Правде» (я исправил только ошибки распознавания).


ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА ПАЛЬМИРО ТОЛЬЯТТИ

РИМ, 9. (ТАСС). Газета «Унита» и журнал «Ринашита» опубликовали памятную записку Пальмиро Тольятти по вопросам международного рабочего движения и рабочего единства. Ниже следует ее перевод:

«Ялта, август 1964 года.

Письмо КПСС с приглашением на предварительную встречу о подготовке международного совещания поступило в Рим за несколько дней до моего отъезда. Поэтому, а также ввиду отсутствия многих товарищей мы не имели возможности коллективно обсудить его в Руководстве партии. Мы смогли лишь бегло обменяться мнениями в среде товарищей, принадлежащих к секретариату партии. Это письмо будет представлено Центральному Комитету партии, который соберется в середине сентября. Однако остается твердо установленным, что мы примем участие, и притом активное, в подготовительной встрече. У нас, однако, сохраняются сомнения и оговорки насчет целесообразности созыва международного совещания, в особенности потому, что сейчас становится все более и более очевидным, что, помимо китайской партии, в нем не будет участвовать группа партий, которой нельзя пренебрегать. На этой предварительной встрече, несомненно, окажется возможным изложить и обосновать нашу позицию, в частности потому, что она охватывает целую серию проблем международного рабочего и коммунистического движения. В данной памятной записке я сделаю краткий обзор этих проблем — также и с целью облегчить дальнейший обмен мнениями с вами, когда это станет возможным.

Предлагавшийся нами план эффективной борьбы против ошибочных политических позиций и против раскольнической деятельности китайских коммунистов отличался от того, который сейчас осуществляется на деле. В основном наш план основывался на следующих положениях:

— Никогда не прекращать полемику против принципиальных и политических позиций китайцев

— Вести эту полемику — в отличие от того, что делают китайцы — без словесных крайностей н без осуждений общего характера, — вести ее на конкретные темы, объективным и убедительным способом и всегда проявляя уважение к противнику.

— В то же время организовать, по группам партий, серию встреч для углубленного изучения и лучшей формулировки задач, которые встают перед различными секторами нашего движения (Западная Европа, страны Латинской Америки, страны третьего мира и их контакты с коммунистическим движением капиталистических стран, страны народной демократии и т. д.). Эту работу следовало провести, учитывая, что со времени Совещаний 1957 и 1960 годов положение во всех этих секторах испытало серьезные изменения и что без тщательного коллективного обсуждения невозможно прийти к правильным формулировкам общих задач нашего движения.

— Только на основе такой подготовки, которая могла бы потребовать года работы или даже более того, оказалось бы возможным рассмотреть вопрос о созыве международного совещания, которое смогло бы воистину стать новым этапом нашего движения, ознаменовать его реальное укрепление на новых и правильных позициях. Действуя таким способом, мы смогли бы лучше изолировать китайских коммунистов, противопоставить им более сплоченный фронт, объединенный не только применением сообща выработанных формулировок на счет позиции китайцев, но и более глубоким знанием общих целей всего нашего движения и тех задач, которые конкретно стоят перед каждым из его секторов. Кроме того, если бы были определены задачи и политическая линия в каждом секторе, то, возможно, удалось бы отказаться от проведения международного совещания, если бы такой отказ оказался необходимым для того, чтобы избежать формального раскола.

На деле проводится иная линия, и, по моему мнению, последствия этого не очень хороши. Некоторые (пожалуй, даже многие) партии ожидают созыва совещания в самый короткий срок с тем, чтобы провозгласить на нем в недвусмысленных выражениях торжественное отлучение, которое будет иметь силу для всего движения. Всякие задержки в этом смысле могут даже дезориентнровать их.

А тем временем наступление китайцев осуществляется в широких масштабах, как и их действия, имеющие целью создание в некоторых партиях маленьких раскольнических групп и привлечение на их позиции некоторых партий. На нх наступление обычно дается ответ в форме идеологической и пропагандистской полемики, а не в форме разработки и обогащения нашей политики в связи с борьбой против китайских позиций.

В этом последнем смысле предпринят ряд действий в Советском Союзе (подписание Московского договора о запрещении ядерных испытаний, поездка товарища Хрущева в Египет и т. д.). Эти действия были подлинными и важными победами, одержанными над китайцами. Но коммунистическое движение в других странах пока еще не сделало ничего подобного.

Хочу пояснить свою мысль. Я думаю, например, о том значении, которое могла бы иметь международная встреча, организованная рядом коммунистических партий западных стран совместно с широким кругом представителей демократических стран «третьего мира» и их прогрессивных движений, для конкретной разработки программы сотрудничества с этими движениями и оказания км помощи. Подобным способом можно было бы бороться против китайцев фактами, а не только на словах.

Считаю, что в этом смысле представляет интерес опыт нашей партии. Внутри нашей партии и вокруг нее появилось несколько маленьких групп членов партии и сочувствующих, которые склонялись к китайским позициям и их отстаивали. Кое-кого из членов партии пришлось исключить на наших рядов, тан как они оказались виновными в фракционной деятельности и нарушении дисциплины. Но, вообще говоря, мы развернули по всем темам полемики с китайцами широки обсуждения на собраниях ячеек и секций, на городских активах. Наибольшего успеха мы достигали тогда, когда от рассмотрения общих тем (характер империализма н государства, движущие силы революции и т. д.) переходили к конкретным вопросам нашей текущей политики (борьба против правительства, кричнка по адресу социалистической партии, вопросы профсоюзного единства, забастовок и т. д.). По этим темам полемика китайцев совершенно безоружна и бессильна.

Из этих замечаний я делаю вывод, что (даже если будет продолжаться работа по созыву международного совещания) не следует отказываться от развития такой политической инициативы, которая служит разгрому позиции китайцев, и что наилучшая почва, на которой можно развивать подобную инициативу, — это обсуждение и формулировка выводов по поводу конкретной ситуации, которая стоит перед нами сегодня, по поводу действий, необходимых для разрешения стоящих перед нами проблем по отдельным секторам нашего движения, в отдельных партиях и в нашем движении в целом.

Мы оцениваем с определенным пессимизмом перспективы нынешнего положения как в международном плане, так и в нашей стране. Положение стало хуже по сравнению с тем. что было 2—3 года тому назад.

Самая серьезная опасность исходит сегодня из Соединенных Штатов. Эта страна переживает глубокий социальный кризис. Расовый конфликт между белыми и неграми — лишь один из элементов этого кризиса. Убийство Кеннеди показало, до какой степени может дойти наступление реакционных групп. Никоим образом нельзя исключить возможности, что на президентских выборах победит кандидат республиканской партии (Голдуотер), который имеет в своей программе войну и выступает как фашист. Самое худшее заключается в том, что в результате его атак весь американский политический фронт все более смещается вправо: усиливается тенденция искать на путях еще большей агрессивности в международной области выход из внутренних противоречий и основу для соглашения с реакционными западноевропейскими группами. Это делает общую обстановку довольно опасной.

В Западной Европе обстановка весьма разнообразна, но в качестве общей черты преобладает процесс дальнейшей концентрации монополий, и «Общий рынок» является орудием концентрации и полем ее действия. Экономическая конкуренция США, которая становится все более настойчивой и сильной, способствует ускорению процесса концентрации. Таким образом, все более укрепляется объективная основа для реакционной политики, направленной на ликвидацию или ограничение демократических свобод, сохранение фашистских режимов, создание авторитарных режимов, — политики, которая помешала бы любому продвижению рабочего класса и привела бы к значительному снижению его жизненного уровня. Что касается международных отношений, то здесь существуют глубокие противоречия и соперничество. Старая организация НАТО переживает очевидный и серьезный кризис, в частности, в связи с позицией, занятой де Голлем. Не надо, однако, строить иллюзии. Существуют, конечно, противоречия, которые мы можем использовать до конца, однако среди правящих кругов континентальных государств до сих пор не проявляется тенденции к самостоятельным и последовательным действиям в пользу разрядки напряженности в международных отношениях.

Все эти круги к тому же тем или иным образом, в большей или меньшей степени проводят неоколониалистскую политику, чтобы помешать экономическому и политическому прогрессу новых свободных африканских государств.

События во Вьетнаме, события на Кипре показывают, каким образом — особенно если будет продолжаться сдвиг вправо в международной обстановке — мы можем неожиданно столкнуться с очень острыми кризисами и опасностями, и тогда все коммунистическое движение, все рабочие и социалистические силы Европы и всего мира должны будут развернуть все свои силы.

Мы считаем, что необходимо принимать во внимание эту обстановку во всем нашем отношении к китайским коммунистам. Единство всех социалистических сил в единых действиях, так, чтобы они стояли даже выше идеологических разногласий, в борьбе против самых реакционных группировок империализма является неотложной необходимостью. Нельзя считать, что из этпго единства могут быть исключены Китай и китайские коммунисты. Следовательно, уже с сегодняшнего дня нам следует действовать таким образом, чтобы не создавать препятствий на пути к достижению этой цели, а напротив, облегчать ату задачу. Никоим образом не нужно прерывать полемику, но следует всегда исходить в этой полемике, на основе сегодняшних фактов, из показа того, что единство рабочего и коммунистического движения необходимо и может быть достигнуто.

В связи с заседанием 15 декабря подготовительной комиссии можно было бы уже подумать о каной-нибудь инициативе. Например, можно подумать о посылке делегации, составленной из представителей нескольких партий, которая изложила бы китайским товарищам наше намерение быть едиными и сотрудничать в борьбе против общего врага, поставила бы перед ними вопрос о поисках путей и конкретной формы этого сотрудни чества.

Необходимо также полагать, — и мы считаем, что это необходимо, — что если вся наша борьба против китайских позиций должна вестись как борьба за единство, то это положение должно приниматься во внимание в тех резолюциях, которые можно будет принять. Нужно чтобы в этих резолюциях были оставлены в стороне общие определения отрицательного характера, и, напротив, они должны иметь главным образом сильное и позитивное политическое содержание, содействующее единству.

Мы всегда считали, что было неправильно давать в основном оптимистическую картину рабочего и коммунистического движения в западных странах. В этой части мира, даже если в том или ином районе достигнуты успехи, наше развитие и наши силы еще не соответ ствуют в настоящее время гем задачам которые перед ними стоят. За исключением некоторых партий (Франция, Италия, Испания и т. д.) мы еще не вышли из такого положения, когда коммунистам не удается развернуть подлинные и эффективные политические действия, которые связали бы их с широкими массами трудящихся. Они ограничиваются пропагандистской работой и не имеют действенного влияния на политическую жизнь своей страны. Нужно любым способом добиться, чтобы эта фаза была пройдена, добиться, чтобы коммунисты вышли из своей относительной изоляции, активно и прочно включились в общественную и политическую жизнь, приобрели политическую инициативу, стали действенным массовым движением.

Также и по этим соображениям, хотя мы всегда считали китайские позиции ошибочными и пагубными, мы всегда выражали и сохраняем серьезные оговорки относительно пользы международного совещания, посвященного исключительно или главным образом осуждению эти позиций и борьбе против них, именно потому, что мы боялись и боимся сейчас, что таким образом коммунистичекие партии капиталистических стран получат толчок в направлении, противоположном тому, которое необходимо. Они могут замкнуться во внутренней полемике чисто идеологического характера, далекой от действительности. Опасность стала бы особенно серьезной, если бы дело дошло до открытого раскола движения с образованием международного китайского центра, который создал бы свои «секции» во всех странах.

Все партии, и в особенности наиболее слабые из них, были бы вынуждены посвятить значительную часть своей деятельности полемике и борьбе против этих так называемых «секций» нового «интернационала», тогда как массы были бы обескуражены и возникли бы серьезные препятствия для развития нашего движения. Справедливо, что уже сегодня фракционистские поползновения китайцев получили широкое развитие, причем почти во всех странах. Нужно не допускать, чтобы количество этих попыток перешло в качество, то есть в подлинный, всеобщий и укрепившийся раскол.

Существуют весьма благоприятные объективные условия для нашего наступления как в среде рабочего класса, так и среди всех трудящихся масс и в общественной жизни в целом. Однако нужно уметь понять и использовать эти условия. Для этого коммунистам необходимо обладать значительным политическим мужеством, преодолеть все формы догматизма, ставить и решать новые проблемы по-новому, использовать методы работы, приспособленные к той политической и социальной обстановке, в которой происходят непрерывные и быстрые изменения.

Приведу сразу же несколько примеров.

Экономика буржуазного мира охвачена весьма глубоким кризисом. В системе государственно-монополистического капитализма возникают совершенно новые проблемы, которые правящим классам уже больше не удается решать традиционными способами. В частности, сегодня в наиболее крупных странах встает вопрос о централизации руководства экономикой, который пытаются решать с помощью программирования сверху, в интересах крупных монополий и путем вмешательства государства. Этот вопрос стоит на повестке дня на всем Западе, и уже поговаривают о международном программировании, над подготовкой которого работают руководящие органы «Общего рынка». Совершенно очевидно, что рабочее и демократическое движение не может оставаться равнодушным этому вопросу. Нам необходимо бороться также и в этой области.

Для этого нужны развитие и координация непосредственных требований рабочего класса и предложений о реформе экономической структуры (национализация, аграрная реформа и т. д.), объединение их в общий план экономического развития, который должен быть противопоставлен капиталистическому программированию. Разумеется, он еще не будет социалистическим планом, потому что для этого нет условий. Однако это — новая форма и новое средство борьбы за движение вперед к социализму. Возможность мирного пути для такого движения сегодня тесно связана с постановкой и решением этой проблемы, Какая-то политическая инициатива в этом направлении может облегчить нам завоевание нового широкого влияния на все слои населения, которые еще не стали на путь социализма, но уже ищут какой-то новый путь.

В этой связи борьба за демократию приобретает содержание, отличающееся от того, которое она имела до сих пор, — содержание более конкретное, более тесно связанное с реальной действительностью экономической и социальной жизни. В самом деле, капиталистическое программирование всегда сопровождается антидемократическими и авторитарными тенденциями, которым необходимо противопоставлять принятие демократического метода также и в руководстве экономической жизнью.

По мере назревания попыток капиталистического программирования затрудняется положение профсоюзов. Действительно, одним из важных элементов программирования является так называемая «политика доходов», включающая ряд мер, которые имеют целью воспрепятствовать свободному развитию борьбы за заработную плату путем введения системы контроля сверху над уровнем заработиой платы и запрещения повышения зарплаты сверх определенного предела. Такая политика обречена на провал (в этой связи интересен пример Голландии), однако ее провал можно обеспечить только в том случае, если профсоюзы сумеют действовать решительно и разумно, связывая, кроме того, свои непосредственные требования с требованием проведения экономических реформ и разработкн плана экономического развития соответствующего интересам трудящихся и средних слоев.

Профсоюзная борьба в условиях, существующих ныне на Западе, должна, по нашему мнению, вестись не изолированно, по отдельности в той и другой стране; она должна развиваться в международном масштабе с выдвижением совместных требований и с постановкой совместных целей; а то обстоятельство, что этого нет, — один из самых серьезных пробелов нашего движения. Наша международная профсоюзная организация (ВФП) пока ограничивается пропагандой общего характера. Она до сих пор не предприняла никаких эффективных действий совместного характера против политики крупных монополий. Наблюдается также полное отсутствие какой-либо инициативы с нашей стороны в отношении других международных профсоюзных организаций. И это — серьезная ошибка, поскольку в этих организациях кое-кто уже критикует намерения и политику крупных монополий и пытается противодействовать им.

Но есть и другие вопросы, есть многие другие сферы, в которых мы можем и должны действовать смелее, кладя конец тем старым формулам, которые уже не соответствуют действительности сегодняшнего дня.

В католическом мире — как в смысле организованного целого, так и в католическнх массах — произошел во времена папы Иоанна явный сдвиг влево. Сейчас в центре католицизма наблюдается контрповорот направо. Но в низах все еще сохраняются условия, благоприятные для сдвига влево, и мы должны понимать это и помогать этому. В этом смысле нам никак не послужит старая атеистическая пропаганда. Сама проблема религиозного сознания, его содержания, его корней в массах, проблема его преодоления — все это должно быть поставлено не так, как в прошлом, а по-иному, если мы хотим получить доступ к католическим массам, если мы хотим, чтобы они нас поняли. В противном случае может получиться так, что наша «протянутая рука» католикам может показаться какой-то преходящей мерой н даже каким-то проявлением лицемерия.

Точно так же и в мире культуры (литература, искусство, научные исследования и т. д.) сегодня имеются широчайшие возможности для коммунистического проникновения. Действительно, в капиталистическом мире сейчас создаются такие условия, при которых свобода интеллектуалыной жизни оказывается под угрозой уничтожения.

Мы должны стать поборниками свободы интеллектуальной жизни, свободы художественниго творчества и научного прогресса. Для этого мы должны не противопоставлять в абстрактной форме наши концепции тенденциям и течениям иного характера, а открыть диалог со всеми этими течениями и посредством этого диалога постараться углубить темы, касающиеся культуры, в том виде, в каком они предстают в настоящее время. Отнюдь не все те, кто в различных областях культуры, в философии, в исторических и социальных науках сегодня далек от нас, являются нашими врагами или агентами нашего врага. Именно взаимное понимание, достигнутое в результате постоянных дискуссий, дает нам авторитет и престиж и в то же время помогает нам разоблачить подлинных врагов, лжемыслителей, шарлатанов в области художественного творчества и т. д. В этой сфере мы могли бы получить большую помощь — которая не всегда приходит — из тех стран, где мы уже руководим всей общественной жизнью.

Я оставляю в стороне, ради краткости, многие другие темы, которых можно было бы коснуться.

В общем и целом в разработке нашей политики мы исходим и всегда считали, что следует исходить из позиций XX съезда. Но и эти позиции нуждаются сегодня в дальнейшем углублении и развитии. Например, более глубокое изучение темы возможности мирного перехода к социализму ведет к уточнению того, что именно мы понимаем под демократией в буржуазном государстве, как могут быть раздвинуты пределы свободы и демократических институтов и каковы самые эффективные формы участия рабочих и трудящихся масс в экономической и политической жизни. Таким образом, встает вопрос о возможности завоевания трудящимися позиций власти в рамках государства, которое еще не изменило свою природу буржуазного государства, а отсюда и вопрос о возможности борьбы за постепенное преобразование этой природы изнутри.

В тех странах, где коммунистическое движение уже развилось так сильно, как у нас (и во Франции), это становится основным вопросом, который вытекает сегодня из политической борьбы. Это влечет за собой, естественно, радикализацию такой борьбы, а от этого зависят и последующие перспективы.

Международное совещание может, несомненно, оказать помощь в наилучшем разрешении этих проблем: но в основном задача их углубления и разрешения лежит на отдельных партиях. Поэтому можно опасаться, что принятие каких-либо общих жестких формул может оказаться тут препятствием. Мое мнение таково, что в рамках нынешнего исторического развития и открываемых им общих перспектив (продвижение и победа социализма во всем мире) конкретные формы н условия продвижения и победы социализма будут сейчас и в ближайшем будущем сильно отличаться от того, что было в прошлом. В то же время велики различия условий в тех или иных странах. Поэтому каждая партия должна научиться действовать самостоятельно. Самостоятельность партий, решительными сторонниками которой мы являемся, — это не только внутренняя потребность нашего движения, но и существенное условие нашего прогресса в нынешних условиях. Поэтому мы высказываемся против любых предложений создать снова какую-либо международную централизованную организацию. Мы являемся решительными сторонниками единства нашего движения и международного рабочего движения, но это единство должно осуществляться в обстановке многообразия конкретных политических позиций, соответствующих положению в различных странах и степени развития последних. Тут, конечно, возникает опасность изоляции одних партий от других, а стало быть, и некоторой путаницы. Против этих опасностей следует бороться, и мы считаем, что для этого нужно принять ряд мер, а именно: довольно частые контакты и обмены опытом между партиями, широко применяемая практика созыва коллективных совещаний, посвященных изучению общих для определенной группы партий проблем, международные встречи для изучения общих проблем и т. д.

Кроме того, мы относимся положительно к тому, чтобы происходили дискуссии между отдельными партиями на темы, представляющие совместный интерес, причем даже публичные, с тем, чтобы заинтересовать всю общественность: для этого требуется, конечно, чтобы дискуссия велась в корректной форме, с взаимным уважением, с объективной аргументацией, а не с той вульгарностью и грубостью, какую проявляют албанцы и китайцы!

В целях развития нашего движения мы придаем величайшее значение установлению широких связей — в смысле взаимного знакомства и обоюдного сотрудничества — между коммунистическими партиями капиталистических стран и освободительными движениями колониальных и бывших колониальных стран. Такие отношения следует устанавливать, однако, не только с коммунистическими партиями эгих стран, но и со всеми силами, ведущими борьбу за независимость и против империализма, и даже, в меру возможности, с правящими кругами тех стран, недавно получивших свободу, в которых существуют прогрессивные правительства. Целью должна быть попытка выработать общую платформу борьбы против империализма и колониализма. Параллельно с этим мы должны более углубленно изучить проблему путей развития бывших колониальных стран в смысле того, как вырисовывается там цель достижения социализма и т. д. Все это — новые темы, которых мы до сих пор не касались. Поэтому, как я уже указывал, мы приветствовали бы созыв международного совещания, посвященного исключительно этим проблемам, и, во всяком случае, им следует отныне уделять все большее внимание и они должны становиться все более значительной частью нашей работы.

Полагаю, что могу без риска впасть в ошибку заявить, что разнузданная и бесстыдная кампания, развернутая Китаем и Албанией против Советского Союза, против КПСС, против ее руководителей и в особенности против товарища Хрущева, не оказала сколько-нибудь существенного воздействия на широкие массы, несмотря на то, что она была всячески использована пропагандистами и правительствами буржуазных стран.

Авторитет и престиж Советского Союза среди широких масс остаются огромиыми. Даже самая грубая клевета китайцев (обуржуазивание СССР иг п ) не пустила в них никаких корней. Единственное, что вызывает некоторое недоумение, — это вопрос об отзыве советских технических специалистов из Китая.

Но что вызывает беспокойство среди масс и даже (по крайней мере в нашей стране) среди довольно значительной части коммунистов, так это сам факт возникновения столь острого спора между двумя странами, которые обе стали социалистическими в результате победы двух великих революций. Этот факт вызывает дискуссии по поводу самих принципов социализма, и нам приходится прилагать большие усилия, чтобы объяснить, каковы были исторические, политические, партийные и персональные обстоятельства, которые привели к возникновению в настоящее время этого спора и конфликта. Я добавлю к этому, что в Италии имеются обширные зоны, населенные беднейшими крестьянами, среди которых китайская революция довольно популярна именно как крестьянская революция. Это обязывает партию обсуждать китайские позиции, критиковать их и опровергать их также и на широких открытых собраниях. На албанцев, наоборот, никто не обращает внимания, хотя у нас на Юге имеются некоторые этнические группы, говорящие на албанском языке.

Но, помимо конфликта с китайцами, в социалистическом мире имеются, однако, и другие проблемы, к которым, по нашему мнению, нужно привлечь внимание.

Неправильно говорить о социалистических странах (и даже о Советском Союзе) так, как будто бы там все всегда обстоит хорошо. В этом заключается ошибка, например, того раздела резолюции 1960 года, который посвящен этим странам. В действительности же во всех социалистических странах возникают трудности, противоречия, новые проблемы, к которым нужно подходить в соответствии с их реальным значением. Хуже всего создавать сначала впечатление, что все всегда идет хорошо, а затем внезапно сталкиваться с необходимостью говорить о трудных ситуациях и их разъяснять. Но речь идет не только об отдельных фактах. Речь идет о всей проблематике социалистического строительства — экономического и политического, которую на Западе знают слишком поверхностно я зачастую даже примитивно.

Отсутствует понимание разнообразия ситуаций в тех или иных странах, различия в методах планирований и их постепенного преобразования, метода, которому следовали, и трудностей, которые возникают, в области экономического объединения между различными странами и т. д. В результате некоторые ситуации трудно поддаются пониманию. В этих случаях создается впечатление, что среди правящих групп имеется налицо различие во мнениях, но непонятно, в чем заключаются расхождения и как действительности обстоит дело. Может быть, в иных случаях было бы полезно, чтобы и в социалистических странах происходили открытые дискуссии на актуальные темы, в которых принимали бы участие и руководители этих стран. Такие дискуссии, бесспорно, содействовали бы росту авторитета и престижа самого социалистического строя.

Не приходится отрицать, что критика по адресу Сталина оставила довольно глубокие следы. Самое серьезное — это известный скептицизм, с которым даже близкие к нам круги воспринимают сообщения о новых эконоиических и политических успехах. Кроме этого, вообще говоря, считают, что до сих пор не разрешена проблема происхождения культа личности Сталина, не разъяснено, как он вообще стал возможен. Объяснение всего только значительными личными пороками Сталина находят недостаточным. Пытаются выяснить, каковы могли быть политические ошибки, которые содействовали зарождению этого культа. Такая дискуссия происходит в кругах историкоа и компетентных кадров нашей партии. Мы не мешаем такой дискуссии, ибо она ведет к более глубокому познанию истории революции и ее трудностей. Но мы рекомендуем соблюдать осторожность в выводах и учитывать советские публикации и исследования.

Проблемой, привлекающей наибольшее внимание, — это относится и к Советскому Союзу и к другим социалистическим странам — является, однако, проблема преодоления режима ограничения и подавления демократических и личных свобод, который был введен Сталиным. Не во всех социалистических странах наблюдается в этом смысле одинаковая картина.

Создается общее впечатление медлительности и противодействия в деле возвращения к ленинским нормам, которые обеспечивали, как внутри партии, так и вне ее, большую свободу высказываний и дискуссий по вопросам культуры, искусства, а также и политики. Нам трудно объяснить себе эту медлительность и это противодействие, в особенности учитывая современные условия, когда больше не существует капиталистического окружения, а экономическое строительство достигло грандиозных успехов. Мы всегда исходим из мысли, что социализм — это такой строй, где существует самая широкая свобода для рабочих, которые участвуют на деле, организованным путем, в руководстве всей общественной жизнью. Поэтому мы приветствуем все принципиальные позиции и все факты, которые показывают, что именно такова действительность во всех социалистических странах, а не только в Советском Союзе В самом деле, мы считаем вредными для всего движения те факты, которые подчас показывают нам обратное. Один факт, который нас беспокоит и который мы никак не можем в полной мере объяснить, — это проявление центробежной тенденции среди социалистических стран. В ней скрывается несомненная и серьезная опасность, которой, по нашему мнению, должны заняться советские товарищи. В этой тенденции, несомненно, есть элемент возрождающегося национализма. Мы знаем, однако, что национальное чувство остается постоянной величиной в рабочем и социалистическом движении в течение долгого времени даже после завоевания власти. Экономические достижения не ослабляют, а укрепляют его. И в социалистическом лагере, возможно (я подчеркиваю слово «возможно», потому что многие конкретные факты нам не известны), нужно остерегаться навязывания единообразия извне и считать, что единство должно стабилизироваться н поддерживаться в условиях разнообразия и полной самостоятельности отдельных стран.

В заключение мы считаем, что и в том, что касается социалистических стран, нужно иметь мужество подходить в критическом духе ко многим ситуациям и ко многим проблемам, если мы хотим создать основу для лучшего взаимопонимания и для самою тесного единства всего нашего движения.

Мне следовало бы добавить многое, чтобы точно информировать вас о положении в нашей стране. Но эти заметки уже и так слишком пространны, и я прошу за это извинения. Чисто итальянские дела лучше будет объяснить и изложить устно».

* * *

Памятной записке Пальмиро Тольятти предпослано следующее предисловие генерального секретаря Итальянской коммунистической партии Луиджи Лонго:

«Публикуемая нами памятная записка по проблемам международного рабочего и коммунистического движения и по вопросам его единства была закончена товарищем Тольятти за несколько часов до того, как его постигла роковая болезнь, которая унесла его навеки.

Этот документ предполагалось переписать на машинке, пока товарищ Тольятти поедет в «Артек» — в международный пионерский лагерь. По возвращении он собирался еще раз просмотреть машинописный текст.

Известно, что товарищ Тольятти писал свои труды исключительно четким языком, а также очень ясным почерком, почти без поправок и с самыми незначительными дополнениями на полях. Это же свойственно и его последнему труду, и это доказывает, что до последнего момента товарищ Тольятти работал с большой энергией и что ум его был ясен. Ничто не позволяло предполагать ужасного несчастья, которое помешало товарищу Тольятти еще раз просмотреть свою памятную записку.

Мы полагаем, однако, что даже без такого окончательного просмотра можно рассматривать оставленный нам текст как точное выражение его мыслей по поводу затронутых в нем вопросов. Руководство нашей партии с большим волнением ознакомилось с документом, подготовленным товарищем Тольятти, признало, что «в нем изложена с величайшей ясностью позиция нашей партии в отношении нынешней ситуации в международной коммунистическом движении», и считает его своим документом.

Поэтому мы публикуем памятную записку товарища Тольятти как точное выражение позиции нашей партии по проблемам международного рабочего и коммунистического движения, по вопросам его единства».



  • 1
Спасибо. Очень было нужно - и нашел у Вас.

  • 1