?

Log in

No account? Create an account

Дневник ur'а

Segui il tuo corso, e lascia dir le genti!

Previous Entry Поделиться Next Entry
А. Козинг. Восхождение и гибель реального социализма. 2.3.1
манул
yury_finkel

2.3. Новый курс

2.3.1. Поиск пути к социализму

После победы советской власти и с окончанием гражданской войны на первый план вышла задача мирного строительства, в связи с чем встал вопрос о прокладывании конкретного пути России к социализму. Однако неблагоприятные условия, возникшие в период гражданской войны, оставили к тому времени заметный след на мышлении и поведении не только населения, но и политически активных личностей. Укоренились недемократические структуры и организационные формы с присущими им административными процедурами. Советы, почти полностью лишённые своего значения в ходе гражданской войны, вновь активизировались, однако на практике, в соответствии с отношениями, установившимися во время гражданской войны, они уже работали не так, как прежде, когда были демократическими органами трудящихся. Установилась новая общественная реальность.

Ленин осознавал это и часто критиковал вызванные этим последствия и действия, но вместе с тем он понимал, что коренные изменения труднодостижимы, поскольку тогдашнее состояние общества было главным образом обязано общему отсутствию культуры. «Этот низкий культурный уровень делает то, что Советы, будучи по своей программе органами управления через трудящихся, на самом деле являются органами управления для трудящихся»1.

Кроме того, во время гражданской войны аппарату безопасности (ЧК) были приданы чрезвычайные полномочия. В то же время он был значительно увеличен.

В первое время, под руководством Феликса Дзержинского, ЧК работала, не выходя за рамки закона, однако в период гражданской войны она выдвинулась на первые позиции, получив гораздо бо́льшую самостоятельность. Позднее ЧК эволюционировала в некий вид политической тайной полиции, приняв название ГПУ («Объединённое государственное политическое управление»). Оно всё более превращалось в инструмент в руках Политбюро, а позднее — лично генерального секретаря, Сталина. Главная задача ГПУ не сводилась к одной лишь защите от атак классового врага, достаточно скоро под предлогом «революционной бдительности» в сферу его интересов попал надзор за всем обществом, включая членов партии и представителей руководящих органов партии и государства. Подобная трансформация стала одним из негативных последствий гражданской войны.

Дискуссии на партийных конференциях и съездах ясно свидетельствуют, что в ту пору ещё не было достаточно продуманного и зрелого плана дальнейшего пути к социализму. И потому возникали не только разнообразные, но отчасти даже и противоположные предложения, вызывавшие острые дискуссии. Спорили, например, о месте и роли профсоюзов в социалистическом государстве и о введении всеобщей трудовой повинности. Дискуссии, проходившие совершенно открыто, говорили о поиске разумных решений на смену военному коммунизму, с которым желали распрощаться. Подобные конструктивные дискуссии Ленин оценивал положительно.

Совершенно очевидно, что отныне всё более насущным становилось сворачивание военного коммунизма, поскольку сопротивление крестьян продразвёрстке заметно усилилось. Во время гражданской войны они волей-неволей принимали её, так как понимали её необходимость: им не хотелось возвращаться в прошлое, что неизбежно произошло бы, победи контрреволюция. Однако теперь, когда контрреволюция была побеждена и начали возникать нормальные условия, они не желали и далее мириться с принудительной политикой. Их сопротивление крепло, в некоторых местах даже произошли восстания против советской власти. И потому было необходимо найти способ поставить союз с крестьянством на крепкую основу, дабы упрочить существование советской власти. Во всяком случае, военный коммунизм показал себя непригодным для этого, поскольку он «был вынужден войной и разорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой», — писал Ленин2.

Выходом стала Новая экономическая политика (нэп), аргументированно выдвинутая Лениным в марте 1921 г. на X съезде РКП(б). Согласно ей, продразвёрстка (обязательные поставки продовольствия крестьянами) заменялась продналогом.

Основная линия нэпа сводилась к тому, чтобы посредством рынка установить экономические отношения между рабочим классом и крестьянством, между государственной промышленностью и частным сельским хозяйством — отношения, которые соответствовали бы интересам обоих классов и потому укрепили бы их союз3.

Некоторые большевики видели в этом шаг назад или даже признание поражения, тем более что и деньги вновь приобрели важную роль, открыв возможности для спекуляции. Хотя в экономике России преобладало сельское хозяйство, государственная (социалистическая) промышленность стала определяющей основой пролетарской власти, и потому планировалось её быстрое развитие для укрепления позиций рабочего класса, а также в обеспечение её столь крайне необходимого дальнейшего роста. В то же время, осуществляя производство при рыночных отношениях, она должна была обеспечить крестьянство сельскохозяйственными машинами, орудиями и другими насущно необходимыми промышленными товарами, чтобы таким образом и крестьяне оказались материально заинтересованы в росте сельскохозяйственного производства.

В данных условиях главная линия нэпа соответствовала интересам рабочего класса и крестьянства. Её практическая реализация могла обеспечить и укрепить союз, базирующийся на общих экономических интересах. Вместе с тем трудности заключались прежде всего в том, что промышленность не была готова поставить необходимые сельскохозяйственные инструменты и машины.

Троцкий представил тезисы о развитии государственной промышленности XII съезду РКП(б), подробно разъяснив их в своём докладе. Съезд единогласно принял тезисы как ведущую линию экономической политики. Однако — главным образом по причине деятельности Сталина — она не получила реализации. Среди вождей возникали споры, при этом не проводилось необходимого разъяснения и фиксации конкретных распоряжений и шагов по реализации нэпа. Это пришло лишь со временем, с ростом опыта, причём успели произойти определённые изменения и установилась линия, ориентированная в первую очередь на развитие сельского хозяйства.

Вскоре возникло затруднение, получившее название «ножницы цен» между сельскохозяйственной и промышленной продукцией. Поскольку сельскохозяйственные цены по большей части оставались на довоенном уровне, в то время как промышленные цены заметно выросли, крестьянству не хватало капитала. Это вызвало то, что предприятия не могли реализовать свою продукцию. Исправление этого положения вызвало, в свою очередь, отклонение в другую сторону — и вскоре у крестьянства образовалось столько денег, что спрос на товары не мог получить удовлетворения.

Сильное социальное расслоение крестьянства затрудняло и фиксацию налогов, поэтому многие распоряжения осуществлялись по методу «проб и ошибок». Во всяком случае, уже по объективным причинам принятие необходимых верных решений было затруднено, что вместе с тем осложнялось спорами и конфликтами внутри Политбюро, особенно усилившимися после отхода Ленина по болезни от прямого руководства, связанными с борьбой наследников за будущую власть.


1Ленин В. И. Доклад о партийной программе на VIII съезде РКП(б). ПСС, изд. 5, т. 38, с. 170.
2Ленин В. И. О продовольственном налоге. ПСС, изд. 5, т. 43, с. 220.
3Историк Хильдермейер — в остальном весьма ревностно относящийся к точности — считает, что Ленин «вопреки концепциям Троцкого военизировать труд навязал частичную легализацию рынка, ставшую ядром нэпа» (См. Manfred Hildermeier: Die Sowjetunion 1917–1991, цит. соч., с. 26). Но здесь закралась ошибка: дебаты, в рамках которых Троцкий, исходя из опыта трудовой деятельности Красной Армии, предлагал учредить трудовые армии и подчинить их деятельность выполнению приоритетных задач, произошли ранее. Мимоходом отмечу, что в ту пору Ленин вовсе не был резко против этого предложения, и даже Сталин в течение определённого времени командовал некоей «трудовой армией». Троцкий поддержал план Ленина по нэпу и голосовал за него. Позднее это не помешало сталинским «историографам» выискать конфликт между Лениным и Троцким. Возможно, что Хильдермейер стал жертвой этих легенд.