?

Log in

No account? Create an account

Дневник ur'а

Segui il tuo corso, e lascia dir le genti!

Previous Entry Поделиться Next Entry
А. Козинг. Взлёт и падение реального социализма. 2.2.3
манул
yury_finkel

3. Было ли возможно строительство социализма в России?

Следующий принципиальный аргумент, который обычно используется противниками социализма, как и вождями социал-демократии, состоит в утверждении, что большевики хоть и смогли захватить власть, но после этого из-за экономической, социальной и культурной отсталости России не могли установить социалистическое общество, поскольку для этого отсутствовали все цивилизационные условия. Прежде всего Карл Каутский неустанно повторял эту литанию в целом ряде публикаций. Кажется, его верный прогноз 1905 года лежал слишком тяжёлым грузом на его оппортунистической душе, и он пытался заставить забыть о нём своим агрессивным антикоммунизмом. Ленин специально писал о нём и о его аргументах, особенно в работе «Пролетарская революция и ренегат Каутский». В ней он показал, насколько необоснован и догматичен взгляд Каутского.

Вопрос, перед которым стояли большевики после Октябрьской революции, был таков: что может сделать революция, социалистическая по своим главным движущим силам и своим целям, если она побеждает в стране со столь отсталыми условиями и устанавливает в форме диктатуры пролетариата новую политическую власть? Как долго продержится эта власть, если пролетариат в меньшинстве, а крестьянство в подавляющем большинстве? (Причём нужно ещё учесть, что это крестьянство было очень расслоённым классом в основном мелких собственников — бедняков и середняков, но содержало также и слой крупных крестьян — кулаков, так что оно как целое по своей общественной природе не могло иметь социалистических целей).

Перед такими сложными проблемами стояли большевики после победы революции и завоевания политической власти. Это была совершенно новая ситуация в мировой истории, принесшая с собой много сложных вопросов, на которые никто не знал готовых ответов. Ленин тогда неоднократно повторял, что марксистская теория даёт знания об общих закономерностях и основных направлениях общественного развития, о действующих классах, но что она не содержит инструкций о том, как в определённой стране начать строительство социалистического общества. «Мы не претендуем на то, что Маркс или марксисты знают путь к социализму во всей его конкретности. Это вздор. Мы знаем направление этого пути, мы знаем, какие классовые силы ведут по нему, а конкретно, практически, это покажет лишь опыт миллионов, когда они возьмутся за дело»1. Он говорил, что нужно применять эту общую теорию к специфическим условиям, соответствующим образом конкретизировать её и разрабатывать далее. «Наш социализм находится ведь ещё в стадии экспериментов», говорил Ленин. «Его основные принципы установлены, но способ наилучшего их применения, комбинации, которые принесут торжество революции, организация социалистического государства — всё это вопросы, которые подлежат обсуждению и относительно которых ещё не сказано последнее слово. Только углублённое изучение всех этих вопросов может привести нас к более высокой истине»2.

Ленин считал, что даже в неправильных идеях и предложениях может найтись зерно истины, поскольку процесс познания всегда содержит в себе диалектику истины и ошибки. Поэтому он предпочитал открытые споры и острые аргументы, чтобы прояснить точки зрения. Но он резко высказывался против дискриминации или тем более преследования кого-либо из-за отличающихся или даже ошибочных взглядов. Он также считал, что в выборных органах партии должны быть представлены все различные мнения и направления, поскольку для установления нового общества нужны все, чтобы избежать односторонности.

После подробных совещаний и дебатов по основному вопросу — возможно ли в России, несмотря на отсталость страны, ставить социалистическую цель и начать строительство социализма, преобладало вначале относительно единое мнение. Доминировал полный энтузиазма взгляд, что Россия под руководством большевиков должна первой идти по пути социализма и таким образом быть даже во главе международного социалистического движения.

На возражения, что цивилизационные — экономические, социальные и культурные — предпосылки социализма ещё отсутствуют, Ленин ответил правильным доводом, что это не является принципиальным препятствием, так как социалистическая государственная власть в течение определённого переходного периода способна сама создать ещё отсутствующие условия в догоняющем развитии. На возражение, что численно слабый рабочий класс из-за во много раз более сильного крестьянства не сможет удержать власть в течение долгого времени, Ленин ответил, что можно установить союз с крестьянством, поскольку всё крестьянство выиграло от освобождения от правления помещиков и от передачи земли. И в будущем при правильной политике можно будет сохранить и укрепить этот союз, если рабочий класс будет опираться на сельскую бедноту и нейтрализует относительно малый слой крупных собственников. Так можно создать внутринациональные условия для сохранения и укрепления советской власти и для последующего перехода к социализму.

С другой стороны, гораздо большие проблемы Ленин видел во внешних международных условиях, поскольку советская страна была окружена капиталистическими государствами, относившимися к ней враждебно и стремившимися воспрепятствовать установлению альтернативного общества. На VIII съезде РКП в феврале 1919 г., впервые в Москве, он сказал об этом: «Мы живём не только в государстве, но и в системе государств, и существование Советской республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время немыслимо. В конце концов либо одно, либо другое победит»3. Поэтому, сказал он, нужно использовать противоречия в интересах капиталистических стран, чтобы сохранить существование советской власти и избежать военных интервенций.

Построение социалистического общества, по его мнению, приведёт к тому, что социализм и капитализм вступят в соревнование, в котором в конечном счёте одна из двух общественных систем должна будет победить и превзойти другую, но обе на некоторое время должны будут существовать одна рядом с другой. На этот период необходимо по возможности избегать военных действий капиталистических стран с помощью умелой политики и поддержки рабочего класса капиталистических государств, и достичь состояния, которое позднее назвали «мирным сосуществованием».

При этом Ленин и вожди большевиков рассчитывали на то, что очень скоро произойдут и другие социалистические революции в важнейших европейских странах, так как их общественные противоречия из-за продолжения и последствий империалистической войны вскоре обострятся, так что и там возникнут революционные ситуации. В таких случаях советская власть поможет и поддержит революционные силы в соответствии с пролетарским интернационализмом.

Большевики видели русскую революцию лишь первым шагом международной пролетарской революции, которая в эпоху империализма, как они считали, в целом стоит на повестке дня. Победа революции в других странах, особенно в Германии и Франции, не только укрепила бы положение советской власти и сняло бы опасность вооружённой интервенции, но и прежде всего благодаря обширной экономической и технической помощи облегчила и ускорила бы построение социализма в России.

Это положение — что социалистическая революция и установление диктатуры пролетариата в отсталой России возможно и правильно, что построение социализма может начаться, но что оно может быть выполнено только с помощью и поддержкой других революций в развитых странах — вошло в основополагающие документы, например, программу РКП(б), в программу комсомола и в документы об основании Коммунистического интернационала. Это было официальной точкой зрения партии.

Взаимоотношения между внутринациональными задачами социалистического строительства и внешними международными условиями и влияниями проявились уже в этих документах и решениях. Но противоречия, связанные с ними, сыграли свою роль лишь позже.


1В. И. Ленин. Из дневника публициста. ПСС, изд. 5, т. 34, стр. 116.
2В. И. Ленин. Великий почин. ПСС, изд. 5, т. 39, стр. 91.
3В. И. Ленин. Выступление на VIII съезде РКП(б). ПСС, т. 38, стр. 125.