?

Log in

No account? Create an account

Дневник ur'а

Segui il tuo corso, e lascia dir le genti!

Previous Entry Поделиться Next Entry
А. Козинг. Восхождение и гибель реального социализма. 2.2.1 (3)
манул
yury_finkel

В ближайшие дни в Петрограде должен был собраться II Всероссийский Съезд Советов, и потому Троцкий был вправе давать любые военные поручения для обеспечения его защиты. Хильдермейер описывает это решающее событие так:

«Даже умеренные партии большинства в Совете считали, что нужно контролировать правительство, и с собственными планами на случай защиты создали „Военно-революционный комитет“. Большевики распознали представившийся им шанс подготовить государственный переворот под защитой закона и советов. Изобретателем этой стратегии стал Троцкий, раньше всех преуспевший в этом как ещё один гениальный вождь переворота. Ленин и Троцкий оказались столь же необходимы для Октября, как и активная и пассивная поддержка петроградских рабочих и солдат»1.

В этом изложении допущены некоторые небольшие неточности: «партии большинства» в Петроградском Совете после последних выборов, в которых большевики получили большинство и избрали Троцкого председателем Совета, были в лучшем случае партиями бывшего большинства, и Военно-революционный комитет был создан не по их инициативе, а Троцким, который, однако, не просто ухватился за этот якобы случайно предоставившийся шанс, а сознательно подготавливал его как решающую часть стратегического плана захвата власти. Несмотря на это, всё же удивительно, с каким упрямством историк Хильдермейер называет Красный Октябрь «государственным переворотом» — тем более, что он сам достаточно точно описал, что свержение Временного правительства и завоевание политической власти большевиками стало естественным результатом значительно выросшего революционного движения и успешной политики большевиков наряду с полнейшим бессилием Временного правительства и партий, поддерживавших его с апреля по октябрь 1917 года.

В эти дни Ленин был обеспокоен и озабочен, не имея никакой информации о решающих событиях. Поэтому он решил, несмотря на опасность быть узнанным, ночью с 24 на 25 октября скрытно пойти в Петроград и в Смольный (резиденцию Исполкома Советов) и лично узнать положение дел. Когда он пришёл туда, Троцкий мог доложить ему, что революционные части под командованием Военно-революционного комитета Совета в этот момент занимают все стратегические пункты столицы. Что к открытию Съезда Советов власть фактически будет в руках советов и большевиков. Что осталось лишь арестовать Временное правительство, скрывающееся в Зимнем дворце.

Ленин выказал безмерное облегчение и сразу начал готовить открытие съезда и декреты, с которыми советская власть на следующий день должна была выйти на публику.

Многие историки тщательно исследовали все события этих исторических дней, проанализировали все доступные документы и проверили роли всех деятелей того времени. При этом они констатировали странный факт: не существует свидетельств или хотя бы следов участия Сталина! Никто не знает, где он был в эти дни и что он делал — он просто сошёл со сцены. Как заметил биограф Сталина Исаак Дойчер: «Нет убедительного объяснения отсутствия или бездействия Сталина в главном штабе восстания. То, что это было так, странно, но неопровержимо»2.

Однако во всех позднейших рассказах утверждалось, что Ленин и Сталин руководили Октябрьской революцией и вели её к победе, однако никто не мог объяснить, каким образом невидимый Сталин мог принять участие в событиях. Многие свидетели того времени позднее рассказывали о своих переживаниях в революционные дни и описывали выдающихся деятелей — имя Сталина среди них не появилось. Книга американского журналиста Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир» широко известна во всём мире — Сталин в ней не упомянут. Карл Радек в своей книге «Портреты и памфлеты» обрисовывает портреты всех выдающихся лидеров революции, при этом важнейшими вождями революции он представляет Ленина и Троцкого. Имя Сталина в ней не появляется.

Есть ли убедительное объяснение отсутствию Сталина в революционные дни? Об этом можно лишь строить предположения, но понятно одно: Сталин был — как позже стало совершенно ясно — весьма расчётливым человеком, руководствовавшимся не столько принципами и убеждениями, сколько расчётом преимуществ. Когда он отказался от своих взглядов, которые он перед приездом Ленина защищал вместе с Каменевым и Зиновьевым, и молчаливо присоединился к Ленину, то это произошло по практическому расчёту — против Ленина он не имел ни малейшего шанса сыграть более важную роль. Так же, как и Каменев, он следовал за Лениным, но лишь неохотно. Хотя он и выступал за вооружённое восстание, но на практике не сделал ничего для выполнения этого решения.

Ленин чувствовал скрытое сопротивление в руководстве. В письме в ЦК 24 октября 1917 г. он писал: «Яснее ясного, что теперь, уже поистине, промедление в восстании смерти подобно»3. Не получая никаких сведений о подготовке Военно-революционного комитета, он разъясняет в этом письме:

«Надо, чтобы все районы, все полки, все силы мобилизовались тотчас и послали немедленно делегации в Военно-революционный комитет, в ЦК большевиков, настоятельно требуя: ни в коем случае не оставлять власти в руках Керенского и компании до 25-го, никоим образом; решать дело сегодня непременно вечером или ночью»4.

Ленин не получал ни ответов на свои письма, ни сообщений, за что отвечал Сталин. Сталин знал, что Троцкий с Военно-революционным комитетом следует плану восстания, но и не подумал информировать Ленина об этом.

Почему так произошло? Возможно, Сталин не был уверен, что план удастся, поэтому он предпочёл исчезнуть со сцены в ближайшие дни. Если бы план не удался и в результате революция была бы разбита, тогда он мог бы утверждать, что он не имеет с этим ничего общего, он мог бы свалить вину на Троцкого. Но если план удастся, тогда найдётся случай появиться в нужное время.

Да, это всего лишь спекулятивное предположение и лишь одно из возможных объяснений, однако весьма вероятное. С такой картиной согласуется и тот факт, что Сталин опубликовал письмо Ленина в «Правду» от 19 октября с резким осуждением предательства Каменева и Зиновьева лишь 1 ноября.


1Там же, с. 33.
2 Isaak Deutscher: Stalin. Berlin 1992, с. 226.
3Ленин В. И. Письмо членам ЦК. ПСС, изд. 5, т. 34, с. 435.
4Там же, с. 436.