February 11th, 2016

манул

(no subject)

В течение недели корректировал мои старые переводы Ефремова и Грина. И всё из-за одного слова, которое было неправильно переведено в старом эсперанто-русском словаре Бокарёва, по которому я учился: diafana. У Бокарёва оно было переведено как "прозрачный", и настолько засело в моей памяти, что я ничтоже сумняшеся так и переводил: прозрачный - diafana, полупрозрачный - duondifana. Даже тогда, когда у меня появился доступ к PIV и другим словарям, я это слово в них не проверял. А зачем, если я и так хорошо знал его значение?

И только несколько месяцев назад кто-то обратил моё внимание на это слово, употреблённое мной в переписке, переспросив: diafana? Вы имеете в виду travidebla? Я ответил: ну да, это же одно и то же. А сам полез наконец-то в словари. И к своему ужасу узнал, что diafana означает "пропускающий свет, но не изображение", то есть _полу_прозрачный, просвечивающий. А прозрачный - это всё-таки только travidebla (образованное точно так же, как русское слово: "насквозь видимый", про-зрач-ный). Задним числом я теперь понимаю, что и сам мог бы догадаться, особенно учитывая греческое "диа-". Но вот поди ж ты.

В общем, угробил неделю на поправки в старых переводах. Сдул десятилетнюю пыль, так сказать.

Причём там нужно было обращать внимание на контекст, т. к. иногда "прозрачный" можно и нужно всё-таки переводить как diafana - когда по сути "прозрачный" означает "просвечивающий". Например, "прозрачная одежда" и т.п. А кое-где пришлось слегка поизвращаться, например фраза "сквозь прозрачную перегородку виднелось <что-то там>" при замене дословно звучала бы "tra la travidebla vando videblis...". Кошмар. Пришлось слегка перефразировать.

В общем, дурная голова ногам покоя не даёт. Фух.